С тобой и без тебя. Лесбиянки

Эротические рассказы, секс, порно истории
Ответить
Аватара пользователя
Dimok
Сообщения: 115
Зарегистрирован: Ср сен 13, 2006 10:00 pm

С тобой и без тебя. Лесбиянки

Сообщение Dimok » Вс ноя 26, 2006 12:14 pm

Побег дался Тании нелегко, хорошо хоть в тюрьме ее уважали и организовать все оказалось возможным. Понадобились деньги, связи, уговоры, время для обдумывания всех моментов, и вот она на свободе, впервые за несколько лет вдыхает воздух ночного города своими уставшими от пыли и вони легкими. Она знала, куда ей надо идти: первым делом она должна увидеть Милен, а все остальное – после. До дома Милен она добралась часам к десяти. Ее рука дрожала, когда нажимала на кнопку звонка, дверь ей никто не открыл: очевидно в квартире никого не было. С замками Тания, благодаря многолетней практике, справилась шутя. Побродив по комнатам, она убедилась, что в жилище, действительно, пусто. Она смогла впервые за три года принять самую настоящую горячую ванну. Завернувшись в полотенце она вошла в спальню Милен. Там почти ничего не изменилось за ее отсутствие, как всегда все в идеальном порядке. Тания подошла к зеркалу и взяла с трельяжа напечатанное золотистым шрифтом приглашение на вечеринку, посвященную присвоению следователю Козлову новой должности, по-видимому, там находилась сейчас Милен. Тания взглянула на свое отражение: годы тюрьмы не испортили ее внешность, она немного похудела, а в остальном, с зеркальной поверхности на нее смотрела все та же симпатяжка: детское личико окруженное легкомысленными кудряшками, маленький вздернутый носик, пухлые губы домиком и только глаза, зеленые, как изумруды, казалось не принадлежали этому лицу: умные, проницательные, опасные и даже немного жестокие, они выдавали в ней женщину, которой через многое пришлось пройти и немало пережить в ее 28 с небольшим. Она накрасила губы, воспользовавшись косметикой Милен, надела блондинистый парик, открыла шкаф, выбрала самое откровенное платье из всех, что там были, и при полном параде отправилась на вечеринку. Разумеется, идти на Party, где, наверняка, собрались если не все, то многие представители местной милиции было рискованно, но Танию опасность никогда не пугала. Милен она заметила сразу, она ее не столько увидела, сколько почувствовала. Она всегда ее чувствовала, и, как всегда, в такой близости от нее, ее сердце забилось быстрее. Милен тоже осталась прежней: теплые темные, как ночь, глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, аккуратный классический нос, красивые губы, на которых застыла вежливая полуулыбка. Тания, осознав, что пялиться на Милен на виду у нескольких десятков ментов глупо, нехотя отвела взгляд. Она. Посмотрев на распорядителя вечеринки, поняла, что ее нужно делать: просто вспомнить прошлое. Она, назвавшись приглашенной стриптизершей, получила разрешение взойти на сцену.
Милен было тут скучновато, она уже подумывала исчезнуть так, чтобы никто не заметил, но вдруг раздались первые аккорды мелодии, которая так много для нее значила. Она взглянула на сцену, там выгибалась какая-то блондинка, в общем-то ничего интересного, но Милен, сама не зная почему, продолжала смотреть в том направлении, не в силах отвести взор от белобрысой фигуры. Что-то в ней казалось ей знакомым. Наверное, платье: у нее самой такое было, но она его ни разу не одевала, или блондинка напоминала ей Танию, но с тех пор как ту посадили, все девушки напоминали ей ее. Блондинка, спустившись со сцены, принялась тереться о сверкающего от свалившегося на него счастья виновника торжества. Милен невольно подошла поближе, блондинка сидя на коленях у Козлова, подняла на нее изумрудные глаза и подмигнула. Такие глаза были только у одной женщины в мире! Милен была на грани обморока: Тания здесь?! Милен и дальше, не отрывая взгляд, продолжала бы смотреть на девушку, если бы к ней не подошел один далеко не худенький коллега и не загородил обзор. Когда Милен удалось отделаться от него, она снова принялась искать взглядом блондинку, но той нигде не было.Милен было подумала, что ей почудилось, но тут к ней подошла официантка и протянула салфетку, на которой неровным, скачущим туда-сюда почеркрм Тани было нацарапано: «Да, это Я и собственной персоной! Много же тебе понадобилось времени, чтобы узнать меня! Насчет этого мы с тобой еще побеседуем. В общем, мне здесь надоело: белый парик мне не идет, а этот идиот Козлов меня всю облапал! Я – в душ. До скорой встречи. Я.» Это и в самом деле была Тания?! Среди всех этих милиционеров?! Она сошла с ума?! Милен, быстро попрощавшись с идиотом Козловым, направилась к своей машине. Она ехала с такой скоростью, что за 15 минут преодолела дистанцию, на которую, если бы не была так зла, потратила бы не менее получаса. Милен вошла в квартиру, та была пуста, наверняка, она перегнала по дороге такси, нанятое Танией. Услышав легкий скрежет, она распахнула дверь и бросила: «Хватит портить мой замок отмычками!»
- Ты летела что ли? – осведомилась Тания, входя.
- Да, на крыльях ярости! – ответила Милен. – Ты совсем рехнулась?! Не могла подождать меня здесь?
- Ты же знаешь, я ненавижу ждать!
- Что за дурацкий парик?
- Твой, между прочим, - Тания стянула с головы массу светлых волос, выпуская на волю свои природные медно-рыжие локоны, и положила парик на тумбочку. – Пожалуйста, мне для тебя ничего не жалко.
- Драгоценности тоже сними!
Тания повиновалась.
- Платье и туфли, вообще-то, тоже принадлежат мне! – заметила Милен.
Тания быстро скинула туфли и, взявшись руками за бретельки, спустила их и помогла платью сползти на пол.
- Как видишь, шелковая маечка и трусики тоже твои, но если хочешь получить их обратно, подойди и возьми, - Тания, слегка наклонив голову, не мигая смотрела на Милен своими кошачьими глазами, та приблизилась. Тания привычным соблазнительным движением медленно сняла маечку и подала ее Милен: «Держи!». Милен, сделав вид, что единственное, что ее сейчас по-настоящему интересует, - это шелковая ткань, лежащая на ладони Тани, протянула руку и попыталась взять ее, но Тания нежно, но в то же время крепко схватила ее за запястье, притянула к себе и, обняв, принялась покрывать мелкими поцелуями ее лицо.
- Ненормальная! Я так по тебе соскучилась! – горячо прошептала Милен ей в ухо перед тем, как их губы слились в страстном поцелуе. Руки Тани прошлись по безупречной фигуре Милен, облаченной в вечернее одеяние и, нащупав молнию, медленно расстегнули ее. Через мгновение на Милен не было ничего, кроме бюстгальтера и крошечных черных стрингов. Она упала на кровать, увлекая за собой Танию, которая, не переставая целовать ее, уже избавляла ее и себя от оставшихся деталей одежды, так мешающих сейчас. Губы Тании, коснувшись ямочки на подбородке Милен, стали спускаться все ниже и ниже по ее шее, в то время, как пальцы, немного помассировав колено, наоборот – подниматься по стройной ножке. Они встретились где-то в районе великолепной груди Милен. Тания провела подушечками пальцев сначала около, а потом и по соблазнительным затвердевшим соскам Милен, слегка сжав их, после чего принялась играть с ними своим быстрым язычком и губами. Из груди Милен вырвался тихий стон. Еще немного позабавлявшись с аккуратными, похожими на яблочки, округлостями, Тания пустила свои музыкальные длинные пальчики вниз по телу Милен, совсем рядом с треугольником, покрытым маленькими завитушками волос, они остановились и, сделав легкий поворот, побежали по бедру Милен, где-то на его середине Тания убрала их на секунду, после чего принялась гладить внутреннюю часть бедра всей ладонью. Вдруг ее рука неожиданно застыла, и она услышала хриплый голос Милен: «Пожалуйста, Тания… Я прошу тебя…». Тания прекрасно знала, что именно ей нужно, и ее умелые пальчики поспешили на выполнение ее просьбы. Тани всегда нравилось наблюдать, как изгибается обнаженное божественное тело Милен в предчувствии сладостной развязки. Наконец, когда Милен достигла пика наслаждения, тело ее в последний раз судорожно выгнулось, и, она, тяжело дыша, откинулась на подушки, пока еще даже не в состоянии открыть глаза.
Мгновение Тания любовно смотрела на нее, после чего нежно откинула с блестящего от пота лба Милен прилипшую к нему прядь темных волос, и, легонько коснувшись губами ее правильной формы носа, тихо спросила: «Ты уже вернулась на бренную землю, милая?». Милен приоткрыла один глаз и произнесла только два слова: «Боже мой!». Тания улыбнулась и погладила ее по щеке. Несколько секунд Милен не мигая глядела прямо в глаза Тании. Она прекрасно понимала, что та здесь вовсе не потому, что ее отпустили за хорошее поведение, и что в любой момент ее могут снова забрать у нее, возможно, навсегда, но в этот миг она не хотела об этом думать. Сейчас они были вместе, и только это имело значение. Она приподнялась и принялась страстно, даже с каким-то отчаянием ее целовать. Ее губы и руки исследовали каждую клеточку тела Тани, спускаясь все ниже и ниже, стремясь довести ту до вершины блаженства, туда, где сама она пребывала совсем недавно. Судя по реакции Тани, она была близка к своей цели. Тания шумно вдыхала и выдыхала воздух сквозь сильно стиснутые зубы и подавляла в себе желание закричать.
- Ну нет, дорогая, - тихо проговорила Милен, - ты – не в тюрьме, ты – здест, со мной, тебе не нужно скрывать то, что ты чувствуешь.
Она легонько укусила нижнюю губу Тани, потом провела по ней языком, после чего он принялся раздвигать сжатые зубы Тани, пока те не пропустили его вовнутрь ее рта. Из груди Тани вырывались глухие стоны, которые становились все громче и громче, пока не превратились в крик, когда волна наслаждения сметая все на своем пути, накрыла ее с головой и выбросила на поверхность. Тания в изнеможении откинулась на спину, ее волосы разметались по подушке, а грудь высоко вздымалась при каждом вдохе.
- Милен…, - одними губами прошептала она, - Милен…
Они лежали рядом, их руки и ноги переплелись настолько, что даже не было ясно, где чьи. Тание чертовски хотелось закурить, но она знала, что Милен болезненно реагирует на дым в своей квартире, а идти на балкон она не собиралась, ведь для этого нужно будет выпустить из объятий Милен, а сделать этого она сейчас была не в состоянии. Она ласково погладила Милен по волосам и вдруг услышала ее недовольный голос: «А ну признавайся немедленно сколько аппетитных бабенок прошло через твою постель за то время, что мы не виделись?!»
- Что? – переспросила Тания.
- Ты меня слышала! Отвечай сейчас же!
- Милен…, - глаза Тани смеялись и смотрели на подругу с нежностью.
- Я жду! – ворчливо произнесла Милен.
- А может лучше ты расскажешь о придурке, с которым спишь? – хитро попросила Тания.
- Откуда ты...?!– удивилась Милен.
- В шкафу полно его вещей, вплоть до трусов.
- Ну, это совсем другое дело! – возмутилась Милен, - Во всяком случае, после тебя у меня не было ни одной женщины, а ты, держу пари, соблазнила полтюрьмы.
- Скажу честно, монашкой я не была, но за решеткой человеку же надо как-то расслабляться, иначе можно с катушек слететь, - оправдывалась Тания.
- Ага, хочешь убедить меня, что это была профилактика сумасшествия? Удобно ты устроилась! – надулась Милен.
- Ангел мой, это был просто секс, все это ничего не згачило, к тому же, я закрывала глаза и представляла, что держу в своих объятиях хорошенькую черноглазую госпожу – следователя, кстати, мне так нравится, когда она меня ревнует, - Тания одним пальчиком прочертила волнистую линию от шеи Милен до ее живота.
- Я и не думала ревновать! – возмутилась Милен.
- А когда она неумело лжет, я ее просто обожаю! – добавила Тания и пощекотала пупок Милен.
- Тания, - Милен вдруг стала серьезной, - расскажешь мне, как тебе удалось бежать?
- Меньше знаешь – крепче спишь, - Тания зевнула. – Кстати о сне, может уже пора на боковую? Такая горячая штучка, как ты может утомить кого угодно.
Тания улыбнулась, но Милен не ответила на ее улыбку, в ее красивых темных глазах читалось только сильное беспокойство.
- Хорошо, - сдалась Тания. – Мы поговорим об этом утром, ладно!

Милен проснулась от холода, было темно, а в постели она лежала одна. Милен накинула халат и подошла к открытой балконной двери. Тания полностью обнаженная стояла на балконе и вглядывалась в звездное небо. Было очевидно, что она находится там довольно долгое время. Она замерзла, но даже и не думала о том, чтобы вернуться в квартиру. Милен тихо подошла сзади и обняла ее, попытавшись укрыть полами халата. Горячее тело Милен соприкоснулось с прохладной кожей Тани.
- Боже, ты вся дрожишь! Что ты здесь делаешь? – поинтересовалась Милен, слегка дотронувшись губами до плеча Тании.
- Я наслаждаюсь ощущением свободы: тем, как она выглядит, пахнет, звучит! И стараюсь запомнить все это на случай, если скоро снова этого лишусь, - объяснила та.
- А я опасаюсь, что скоро останусь без тебя и по этой причине не хочу, чтобы ты оставляла меня одну ни на минуту, - призналась Милен.
- Господи, да я бы отдала все на свете, чтобы всегда быть с тобой рядом!
Тания повернулась, чтобы взглянуть Милен в глаза. Лунного света им было вполне достаточно, чтобы различать такие знакомые и любимые черты.
- Как ты жила тут без меня? – поинтерисовалась Тания.
- Плохо. Стоило мне подумать, что мы потеряли столько времени из-за моего глупого нежелания признаться даже себе в тех чувствах, которые я к тебе испытываю…
- Тебя можно понять. Я вовсе не ожидала, что ты бросишься ко мне в объятия в первый же день знакомства.
- Но ты все же была уверена, что когда-нибудь я сдамся.
- Нет, меня часто мучили сомнения, я просто не признавалась. В такие моменты мне так нравилось дразнить тебя. Мне так нравилось смотреть в твои сверкающие от гнева глаза, когда ты злилась и возмущенно заявляла, что между нами ничего не может быть, мне казалось, что у меня есть надежда.
- Я убеждала себя, что ты – женщина, угонщица, состоишь в банде, которую я намеривалась арестовать, но мое сердце упорно не желало меня слушать.
- Потому что я, в общем и целом, не такая уж и плохая девчонка.
- Но и не сама невинность, я бы сказала! Если бы ты только знала, как я боюсь за тебя, - прошептала Милен.
- А я боюсь, что если мы и дальше будем здесь стоять, то превратимся в ледышки. Тебе хорошо: ты хоть догадалась что-то накинуть.
- Нечего выходить голышом на балкон и смущать соседей-полуночников, - шутливо ответила Милен.
- Между прочим твои соседи – просто редкостные сони, - пожаловалась Тания, - хоть бы один выглянул посмотреть на великолепную обнаженную девицу на твоем балконе…
- … всю синюю и трясущуюся,как алкоголик с похмелья?! – перебила ее Милен, глаза ее смеялись. – думаю, им хватает кошмаров во сне, незачем их еще и наяву видеть.
- И что я только нашла во вреднющей сучонке вроде тебя?! – произнесла Тания.
- Так, это оскорбление должностного лица! – возмутилась Милен.
- Арестуй меня! – Тания посмотрела на нее с лукавым выражением лица и бросилась вон с балкона. Милен побежала за ней, догнала она ее уже около постели, и они обе упали на белые простыни, пребывавшие в полном беспорядке от предыдущего взрыва эмоций. Милен, прижав Танию к кровати своим телом, низким голосом произнесла: «Вообще-то, за такое преступление полагается штраф, но так как у тебя нет денег, придется тебе отработать трудовую повинность». Милен чмокнула ее в шею.
- А это обязательно? Можно я лучше выпишу чек? – Тания постаралась изобразить скорбный вид, но глаза, в которых ярко вспыхнул огонь желания, выдавали ее.
- Хорошо, - неожиданно согласилась Милен и откатилась на самый краешек кровати, - Пусть будет чек.
- Ты смеешься, - удивилась Тания.
- Ничуть! Спокойной ночи, - Милен намеренно дразнила ее.
- Но я же известная аферистка! Заранее предупреждаю, мой чек будет фальшивым! – призналась Тания.
- Я тебе доверяю, - Милен для убедительности даже закрыла глаза.
Несколько секунд ничего не происходило и она даже собралась было открыть глаза и сказать, что пошутила, как вдруг ощутила мягкие губы Тани на своих губах, с готовностью раскрывшихся и ответивших на поцелуй. Но губы Тани на этом не успокоились: они принялись медленно, миллиметр за миллиметром, спускаться все ниже и ниже по телу Милен, по пути сделав лирическое отступление в сторону темных набухших и тут же вытянувшихся по стойке смирно сосков. Достигнув основания плоского животика Милен, Тания и не думая останавливаться постепенно добралась до самого потаенного местечка тела Милен. Внезапно она прервала свою сладостную пытку, ее дыхание приятно щекотало кожу подруги, распаляя ту все больше. Гляля на тихо постанывающую Милен, Тания проговорила: «А на остальное я, пожалуй, все же выпишу чек!» До Милен не сразу дошел смысл ее слов. Она, огромным усилием воли приоткрыв глаза, приподнялась, посмотрела на Танию и вся дрожа от страсти и нетерпения прохрипела: «Стерва! Какая же ты стерва!»
- Ты права, - согласилась Тания, ей самой стоило немалых трудов оторваться от Милен, она еле-еле сдерживала желание продолжить начатое, - И все же я тебе нравлюсь, не так ли?!
- Да, черт возьми! – воскликнула Милен уже не в силах владеть собой, - Я без ума от тебя, твоих поцелуев, твоих прикосновений! Только ты умеешь ласкать меня так, что я забываю на каком я свете! О Тания, пожалуйста…! Я так хочу тебя! Если ты сейчас же не продолжишь, я умру!
- Неужели ты думаешь, я позволю тебе умереть?! – Тания немедленно возобновила свои действия, доводя Милен до полного экстаза.
Тания дождалась, пока Милен уснет, и засобиралась: дольше оставаться здесь и подвергать Милен опасности она не могла. Она подошла к кровати, чтобы в последний раз взглянуть на Милен. Она нежно убрала прядь волос, упавшую на лицо спящей.
- Тания, - вдруг произнесла та во сне.
- Да?! – тихо отозвалась Тания.
- Я люблю тебя! – призналась Милен и, даже не проснувшись, перевернулась на другой бок.
Тания, глядя на нее глазами полными нежности, невесело улыбнулась и поспешила покинуть квартиру.

Admin
Site Admin
Сообщения: 62
Зарегистрирован: Ср сен 13, 2006 9:48 pm

Сообщение Admin » Сб апр 18, 2009 12:11 pm

:!:

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость